#  Турникеты. Михаил Жванецкий
btimofeev (tavern,13) → All  –  07:13:09 2020-04-14

В конце каждой улицы поставить турникеты. Конечно, можно ходить и так, и на здоровье, но это бесшабашность – куда хочу, туда и хожу. В конце каждой улицы поставить турникеты. Да просто так. Пусть пока пропускают. Не надо пугаться. Только треском дают знать. И дежурные в повязках. Пусть стоят и пока пропускают. Уже само их присутствие, сам взгляд... Идешь на них – лицо горит, после них – спина горит. И они ничего не спрашивают... пока. В этом весь эффект. И уже дисциплинирует. В любой момент можно перекрыть. Специальные команды имеют доступ к любому дому и так далее.

По контуру площадей – по проходной. Вдоль забора идет человек, руками – об забор. Ну, допустим, три-четыре перебирания по забору – и в проходную, где его никто не задерживает, хотя дежурные, конечно, стоят. Красочка особая на заборе, ну, там, отпечатки и так далее. Да боже мой, никто с забора снимать не будет – бояться нечего. Но в случае ЧП... отпечатки на заборе, и куда ты денешься? А пока пусть проходят и без документов. Хотя при себе иметь, и это обязательно на случай проверки, сверки, ЧП. То есть, когда идешь на дежурного, уже хочется предъявить что-нибудь. Пройдешь без предъявления – только мучиться будешь. Со временем стесняться проверок никто не будет. Позор будет непроверенным ходить. Тем более – появляться неожиданно и где попало, как сейчас. Или кричать: «Мой дом – моя крепость» – от внутренней распущенности.

Но в коридорах дежурных ставить не надо. Пока. Начинать, конечно, с выхода из дома. Короткая беседа: «Куда, когда, зачем сумочка? Ну а если там дома никого, тогда куда?» И так далее. Ну, тут же, сразу, у дверей, чтоб потом не беспокоить. И ключик – на доску. Да, ключик – на доску. То есть чтоб человек, гражданин не чувствовал себя окончательно брошенным на произвол. Разъяснить, что приятнее идти или лежать в ванной, когда знаешь, что ты не один. Что бы ты ни делал, где бы ты ни был, ну, то есть буквально – голая степь, а ты не один, и при любом звонке тебе нечего опасаться – подымаются все. При любом крике: «Ау люди!» – из-под земли выскакивает общественник: «Туалет за углом» – и так далее. Ну, это уже ЧП, а гулять надо все-таки вчетвером, впятером.

А если в гости – не забыть направление. Это тоже обязательно. От своего дома оформляется местная командировка в гости: убыл, прибыл, убыл. Ну, конечно, дать диапазон, чтоб человек чувствовал себя свободно. Хозяин буквально чем-нибудь отмечает. Ну буквально, ну чем-нибудь буквально. Ну, да той же печатью, Господи. Но ставить время с запасом, чтоб гость неторопливо собирался.

Контроль личных сумок – даже и не надо в каждом доме, только в узловых пунктах: подземный переход, вокзал, базар. Для чего? Чтоб примерно питались все одинаково. Это что даст? Одинаковые заболевания для врачей, одинаковый рост, вес для пошивочных мастерских и, конечно, поменьше незнакомых слов, поменьше. Употреблять буквально те слова, что уже употребляются. Чтоб не беспокоить новым словом. И для красоты через каждые два слова вставлять «отлично», «хорошо» и так далее. Ну, например: «Хорошо вышел из дому, прекрасно доехал, отлично себя чувствую, одолжи рубль...» – и так далее.

Начинать разговор так: «Говорит номер такой-то». Да, для удобства вместо фамилии – телефонные номера. Имена можно оставить. Это и для учета легче, и запоминается. Допустим: «Привет Григорию 256-32-48

от Ивана 3-38-42». Пятизначник. Уже ясно, из какого города, и не надо ломать голову над тем, кто кому внезапно, подчеркиваю – внезапно, передал привет. Со временем, я думаю, надо будет брать разрешение на привет, но очень простое. Я даже думаю, устное.

С перепиской тоже упростить: все письма писать такими печатными буквами, как вот эти индексы на конверте. Вначале, конечно, непривычно, выводить долго, но настолько облегчается работа почты... И в таком состоянии много не напишешь. И конечно, вместо автоматических телефонных станций я в восстановил старые, с наушниками и ручным втыканием в гнезда. Вот подумайте – много людей освободится. Причем для упрощения и удобства с выходящими из дому беседует уличный контроль. Дальше – контроль проспектов, потом – площадей. С теми, кто из города, работает высококлассный междугородный контроль. Ну а, не дай бог, при выходе из государства – вовсю трудится наша гордость, элита – общевыходной дроссельный контроль под условным названием «Безвыходный». У них и права, и техника, и максимум убедительности, чтоб развернуть колени и тело выходящего назад. Лицо можно не трогать, чтоб не беспокоить. То есть в такой обстановке горожанин и сам не захочет покидать – ни, ты понимаешь ли, родной город, ни, ты понимаешь ли, родную улицу, а потом и дом станет для него окончательно родным.
#  Прекрасная пара
Andrew Lobanov (tavern,1) → All  –  05:08:39 2019-10-08

Рассказ, в котором все слова начинаются на букву «П».
----
Пётр Петрович Петухов, поручик пятьдесят пятого Подольского пехотного полка, получил по почте письмо, полное приятных пожеланий.

«Приезжайте, — писала прелестная Полина Павловна Перепёлкина, — поговорим, помечтаем, потанцуем, погуляем, посетим полузабытый полузаросший пруд, порыбачим. Приезжайте, Пётр Петрович, поскорее погостить».

Петухову предложение понравилось. Прикинул: приеду. Прихватил полустёртый полевой плащ, подумал: пригодится.

Поезд прибыл после полудня. Принял Петра Петровича почтеннейший папа Полины Павловны, Павел Пантелеймонович.

«Пожалуйста, Пётр Петрович, присаживайтесь поудобнее», — проговорил папаша. Подошёл плешивенький племянник, представился: «Порфирий Платонович Поликарпов. Просим, просим».

Появилась прелестная Полина. Полные плечи прикрывал прозрачный персидский платок. Поговорили, пошутили, пригласили пообедать. Подали пельмени, плов, пикули, печёнку, паштет, пирожки, пирожное, пол-литра померанцевой. Плотно пообедали. Пётр Петрович почувствовал приятное пресыщение.

После приёма пищи, после плотного перекуса Полина Павловна пригласила Петра Петровича прогуляться по парку. Перед парком простирался полузабытый полузаросший пруд. Прокатились под парусами. После плавания по пруду пошли погулять по парку.

>> Читать далее
#  Плохая примета
Andrew Lobanov (tavern,1) → All  –  06:24:02 2019-10-03

Hаступила зима, никуда от зимы нам не деться,
И кончается год, ну подумаешь, что за беда.
Отчего ж у меня так тpевожно и зябко на сеpдце?
Оттого, что тебя я боюсь потеpять навсегда

Может днем, может ночью, а может, на самом pассвете
Вдаль за тысячу веpст скоpый поезд тебя увезет
И без самой пpекpасной, без самой чудесной на свете
Без любимой своей мне пpидется встpечать Hовый год

А на елках зажгут pазноцветные яpкие свечи,
Ах, как много дpузей и влюбленных на пpаздник пpидет,
Hо не pадостно мне будет в этот тоpжественный вечеp,
Ведь увы, без тебя мне пpидется встpечать Hовый год


>> Читать далее
#  Стихи о Фидонете
Andrew Lobanov (tavern,1) → All  –  07:57:57 2019-09-02

Сабж. Где-то как-то актуально и для нас здесь =)

-------------------------------------------------------------------------
Hа исходе лета нежданно сложились такие вот строчки.
Возможно, это последние мои стихи о фидо, ибо сказано мною о нем уже
достаточно.
AS IS, без литературной обработки и шлифовки.
-------------------------------------------------------------------------

Летний дождь отшумел над сквером,
Разогнал всех, потом затих.
Hас осталось немного верных,
Теплоламповых и хмельных.

Дождь и холод - не наши темы.

>> Читать далее
#  Светлое будущее
Andrew Lobanov (tavern,1) → All  –  04:18:37 2019-05-24

Автор: Dima Soloviev
Источник: OBEC.PACTET

29.12.1999
----

Одним ясным солнечным днём, ничем не отличающимся от других, точно таких же дней, Пит шел по улице. Он шел не глядя по сторонам, а слева и справа от него возвышались похожие на исполинские иглы дома. Вдруг мимо него абсолютно бесшумно пронеслась огромная черная капля. Подлетев к одной из "игл" она исчезла и вместо неё появились мужчина и женщина. Мужчина что-то яростно доказывал женщине, а она безразлично слушала его. Когда Пит подошел ближе, мужчина замолчал.

- Чем занимался, Пит? - бросила женщина.
- Да так, гулял... - тут все трое исчезли, чтобы появитсься где-то внутри "иглы". - Слетал на Марс, потом полазил по лунным горам, послушал лекцию о хромосфере солнца...
- Молодец. - ответила женщина и скрылась где-то в переплетении корридоров, комнат, лестниц и залов.

Пит вздохнул. Потом он пошел в свой любимый зал. Зал был длинный и темный. По середине зала, во всю его длину, стоял большой деревянный стол, весь в красных пятнах и зарубках. Пит еще раз вздохнул, щелкнул пальцами, и зал чудесно преобразился. Он стал круглым, светлым, весь из разноцветного мрамора, весь в зелени и по центру его бил фонтан. Мальчик посмотрел на фонтан, потом снова преобразил комнату, потом снова, и снова, и снова, и, наконец, зал снова стал таким, как был. Пит снова вздохнул, щелкнул пальцами, и в руке его оказалось мороженное. Он откусил кусочек, сморщился, и бросил мороженное на пол. Мороженное исчезло, недолетев. Потом он зажмурился, и на столе стало что-то появляться, из дрожания воздуха появился чудный стан, гордая шея, изящные руки. Пит открыл глаза, посмотрел на статую, и потом убрал ее одним движением руки. Он вздохнул и снова щелкнул пальцами, и тотчас из воздуха раздался приятный мужской голос, он начал вещать о высшем предназначении человечества, о значении Контакта, но был грубо прерван очередным щелчком пальцев.

Пит вздохнул и пошел наверх. Он прошел мимо этажа отца, на стене была надпись "Каждому по потребностям, от каждого по способностям", Пит привычно сморщился, и щелчком пальцев поменял слова местами. Потом он прошел этажи матери, сестры, брата, бабушки. Hаконец, он дошел до крыши. Он встал на краю, и посмотрел вниз. До земли было километра четыре. Он отошел, разбежался, и прыгнул. Летя вниз, он думал: "Лишь бы отказало, лишь бы отказало!!!" Hа высоте три метра, его скорость, без всяких перегрузок, упала до нуля. Могучая сила повернула его, и поставила на траву. Десятилетний мальчик опустил голову и зарыдал...
#  Приход ночи [3/3]
Andrew Lobanov (tavern,1) → All  –  09:44:44 2019-05-23

* * *

Латимер, хранитель Культа, встал — его лицо искажала гримаса отчаяния. Он дал слово, и нарушить его значило подвергнуть свою душу смертельной опасности. Но ведь слово вырвали у него силой, он не давал его добровольно. Вскоре появятся Звезды; он не может стоять в стороне и позволить… И все же… слово было дано.

Лицо Бини, подставленное под последний луч Беты, казалось темно-багровым, и Латимер, увидев, как он склонился над фотоаппаратом, принял решение. От волнения ногти его впились в мякоть ладони.

Шатаясь из стороны в сторону, он бросился вперед. Перед ним не было ничего, кроме теней; даже сам пол под ногами, казалось, перестал быть материальным. А затем кто-то набросился на него, повалил и вцепился ему в горло.

Латимер согнул ногу и изо всех сил ударил противника коленом.

— Пустите меня или я убью вас!

Теремон вскрикнул, затем, превозмогая волны мучительной боли, пробормотал:

— Ах, ты, подлая крыса!

>> Читать далее